Франц Кюмон. Мистерии Митры

Вступление

Эта книжка не претендует на то, чтоб представить читателю полную картину падения язычества. Не следует в ней находить и общих рассуждений, вскрывающих глубочайшие предпосылки фуррора восточных культов в Италии; мы не стремились показать тут, каким образом их учениям, — представлявшим собой фермент еще более сильного растворяющего деяния, чем теории философов Франц Кюмон. Мистерии Митры, — удалось разложить на части те национальные верования, на которых покоилось Римское правительство и вся древная жизнь, и как христианство совсем довершило разрушение уже подточенного ими строения. Мы не беремся проследить тут разные этапы борьбы, происходившей меж идолопоклонничеством и возраставшим воздействием Церкови. Эта широкая тема, к которой мы еще когда-нибудь обратимся, не Франц Кюмон. Мистерии Митры будет занимать нашего внимания в данной монографии; она затрагивает только отчасти этот решающий переворот: в ней мы пытаемся с большей вероятной точностью показать, каким образом и почему маздеистской секте не удалось при цезарях стать господствующей религией в империи.

Эллинистической цивилизации так никогда и не удалось укорениться на персидской Франц Кюмон. Мистерии Митры почве, и римляне также не преуспели в том, чтоб подчинить парфян собственному воздействию. Значимый факт, определяющий всю историю внутренней Азии, состоит в том, что иранский мир и мир греко-латинский всегда агрессивно сопротивлялись всякой обоюдной ассимиляции, побуждаемые к этому как подсознательным чувством отторжения, так и извечной враждой Франц Кюмон. Мистерии Митры.

Все же религия колдунов, представлявшая собой наивысшее выражение иранского божества, смогла в три шага повлиять на западную культуру. Сначала, парсизм имел существенное воздействие на формирование иудаизма, и некие из его главных учений распространились благодаря посреднической роли еврейских колоний, образовавшихся по всему бассейну Средиземного моря, что потом определило их принятие христианства.

Более Франц Кюмон. Мистерии Митры конкретное воздействие маздеизм оказал на европейскую идея в то время, когда Риму удалось захватить восточную часть Малой Азии. Тут издревле находились, не бросаясь никому в глаза, колонии колдунов, эмигрировавших из Вавилона, которые равномерно соединили свои классические верования с эллинистическими представлениями, производили в этих варварских областях очень типичный, невзирая Франц Кюмон. Мистерии Митры на свою многосоставность, культ. Сначала нашей эпохи можно следить его неожиданное возникновение из тумана забвения и одновременное его проникновение в равнины Дуная и Рейна и дальше — до самого сердца Италии. Западные народы ясно ощутили приемущество маздеистского вероучения над их своими старенькыми государственными культами, и целые толпы верующих направились к алтарям Франц Кюмон. Мистерии Митры экзотичного бога. Но предстоящее продвижение этого завоевателя было оста­новлено, когда ему пришлось столкнуться на собственном пути с христианством. Соперничающие религии с удивлением признали друг в друге целый ряд сближавших их черт сходства, так и не осознав обстоятельств их возникновения, и обе приписали проискам божества ереси святотатственное пародирование их Франц Кюмон. Мистерии Митры обрядов. Конфликт меж ними был неизбежен, поединок их — яростен и непримирим, ибо ставкой в нем являлось мировое господство. Никто так и не оставил нам рассказа о перипетиях этой битвы, и только воображение может посодействовать нам представить для себя неизвестные драмы, которые потрясали души огромного количества людей, колебавшихся в Франц Кюмон. Мистерии Митры собственном выборе меж Ормуздом и Троицей. Нам известен только финал этой борьбы: митраизм был побежден, и, вне сомнения, так и должно было случиться. Его поражение было обосновано не одним только приемуществом евангельской морали либо проповеди апостолов над учением мистерий; он пал не только лишь поэтому, что оказался перегружен обременительным наследием Франц Кюмон. Мистерии Митры обветшалого прошедшего, но также и оттого, что в его богослужении и теологии осталось очень много азиатского, чтоб латинский дух мог безропотно принять их. По совсем другой причине такая же война, происходившая в ту же эру в Иране меж этими 2-мя противниками, окончилась для христиан неудачно, если не без Франц Кюмон. Мистерии Митры славы, и зороастризм в Сасанидских государствах никогда не позволял серьезно ущемить себя.

Но поражение Митры не убило его власти. Его мистерии подготовили мозги к принятию новейшей веры, как и они, пришедшей с берегов Евфрата и возобновившей военные деяния, основанные на другой стратегии. Манихейство явилось в качестве их преемника и продолжателя Франц Кюмон. Мистерии Митры. Это было самое массивное пришествие Персии на Запад, атака, более кровавая, чем какая-либо другая, но которой предначертано было, в конце концов, разбиться о стенку сопротивления христианской империи.

При помощи этого лаконичного эскиза я на­деялся пролить свет на то значение, которое имеет для нас история митраизма Франц Кюмон. Мистерии Митры. Эта ветвь, отошедшая от старенького ствола маздеизма, в почти всех отношениях сохранила черты старого натуралистического культа иранских племен, и она позволяет нам методом сравнения лучше осознать явившиеся предметом многих споров вклад и значение авестийской реформы. С другой стороны, этот культ если и не явился вдохновителем, то, во всяком случае, занес свои Франц Кюмон. Мистерии Митры уточнения в формирование неких доктрин Церкви, а именно, в представления касательно сил преисподней и конца света. Таким макаром, и его истоки, и его упадок объясняют нам процесс складывания 2-ух величавых религий. Во времена собственного полного расцвета он оказывал более существенное воздействие на общество и правителей Рима. Возможно Франц Кюмон. Мистерии Митры, никогда, даже в эру мусульманских нашест­вий, Европа не была настолько близка к тому, чтоб сделаться азиатской, чем в III в. нашей эпохи, и это был тот момент в ее истории, когда цезаризм чуток было не перевоплотился в некоторый халифат. Уже не раз было отмечено сходство, которое двор Диоклетиана представлял Франц Кюмон. Мистерии Митры с придворной жизнью Хосровов. Конкретно солнечный культ и, а именно, конкретно маздеистское учение явились проповедниками тех мыслях, на базе которых обожествляемые правители стремились выстроить здание монархического абсолютизма. Резвое распространение персидских мистерий во всех слоях населения сослужило красивую службу политическим амбициям царей. В один момент нахлынувший поток иранских и семитских учений Франц Кюмон. Мистерии Митры не смог сокрушить всего того, что настолько кропотливо было сотворено греческим либо римским гением, но когда он сошел, то оставил в народном сознании густой осадок восточных верований, которые так никогда и не уничтожились до конца.

Надеюсь, я уже высказал довольно фактов для того, чтоб указать, почему затронутая мною тема Франц Кюмон. Мистерии Митры заслуживает углубленного исследования. Хотя исследование ее во всем завело меня еще далее, ежели я мог предугадать это сначала, я не жалею о годах труда и поездок, которых оно мне стоило. Предпринятая мною работа повсевременно наталкивалась на ряд определенных затруднений. С одной стороны, нам непонятно, в какой мере Франц Кюмон. Мистерии Митры Авеста и другие священные книжки персов отражают маздеистские идеи Запада; с другой, — только этим комментарием мы располагаем для интерпретации значимой массы скульптурных памятников, равномерно собранных нами. Одни только надписи являются для нас всегда на­дежным управлением, но их содержание, в целом, очень небогато. Мы находимся приблизительно в том же положении Франц Кюмон. Мистерии Митры, в какое попали бы, если б нам надлежало обрисовать историю Церкви в Средние века, делая упор лишь на свидетельства древнееврейской Библии и на скульптурные останки романских и готических порталов. Потому мы часто только с большей либо наименьшей степенью правдоподобия можем истолковывать митраистские изображения. Я не претендую на то, что мне Франц Кюмон. Мистерии Митры всегда удавалось полностью точно расшифровать эти иероглифы, и не желаю придавать своим оценкам большего значения по сопоставлению со значением поддерживающих их аргументов. Все же надеюсь, что я с достаточной точностью установил общий смысл священных изображений, украшавших митраистские подземелья. Что касается деталей их неповторимой символики, — они с трудом могут быть Франц Кюмон. Мистерии Митры истолкованы, и часто требуется искусное владение искусством незнания.

Эта маленькая книжка воспроизводит главу «Заключение», которой заканчивается 1-ый том моей работы «Тексты и скульптурные монументы, относящиеся к мистериям Митры». Эти странички, снабженные примечанием и подтверждающими ссылками, ограничиваются только коротким обзором и сравнением всех имеющихся у нас сведений об истоках Франц Кюмон. Мистерии Митры и соответствующих чертах митраистской религии. Их будет довольно любознательному читателю для того, чтоб ориентироваться в данном вопросе. Недостоверные данные и лакуны в традиции не позволили нам придать равную основательность всем сторонам нашей реконструкции. Тем, кто пожелает испытать крепкость подведенных под нее оснований, придется обратиться к критичным замечаниям, приведенным Франц Кюмон. Мистерии Митры в моем «Введении», целью которых было установить значение и ценность письменных документов и в особенности скульптурных памятников, попавших в мое собрание.

В процессе долговременной подготовки этой работы мне не раз доводилось пользоваться поддержкой солидарности, объединяющей по всему миру людей науки, и изредка бывало, чтоб я взывал к ней безрезультативно. Желание Франц Кюмон. Мистерии Митры посодействовать мне моих преданных друзей, многих из которых уже больше нет, нередко даже опережало мои просьбы и внезапно предлагало мне почти все такое, о чем я не осмелился бы просить. В основной части этой книжки я попробовал воздать подабающее каждому из их. Я не желаю перечислять всех тех, кто Франц Кюмон. Мистерии Митры сотрудничал со мною, и, расточая им обыденные благодарности, делать вид, что оплатил мои долги перед ними. Но с чувством глубочайшей признательности я вспоминаю о тех щедрых услугах, которыми я поль­зовался в течение более чем 10 лет, и, придя к окончанию собственного труда, думаю о всех тех, кто посодействовал мне Франц Кюмон. Мистерии Митры выполнить его.

1 декабря 1899 г.

Вступление К ТРЕТЬЕМУ ИЗДАНИЮ

Подготавливая это третье издание, мы были обязаны принять во внимание, в той мере, в какой позволяло нам наше короткое изложение, те открытия и публикации, которые появились за двенадцать лет. Все главы и приложение, таким макаром, перетерпели ряд конфигураций и получили иногда обширные дополнения Франц Кюмон. Мистерии Митры.

Чтоб исполнить пожелание неких наших корреспондентов, мы, как и во 2-м германском издании, добавили к тексту перекрестные ссылки, которые позволят читателю просто и стремительно обращаться к тем доказательствам, на которые опираются наши утверждения. Эти «тексты и памятники» можно отыскать в нашем первом издании. Те из их, которые были обнаружены либо Франц Кюмон. Мистерии Митры указаны с 1900 г., коротко перечислены в приложении с целью сказать о их. Таким макаром, эта маленькая книжка может в некой степени по­служить приложением к нашему корпусу митраизма. С той же целью мы занесли в число иллюстраций несколько новых изображений, статуй либо барельефов, открытых в ближайшее время. В Франц Кюмон. Мистерии Митры карте были изготовлены уточнения, мы смогли внести в нее большое количество новых заглавий. Мы возлагаем надежды, что эта работа, хотя и малозначительная по объему, способна, таким макаром, дать адекватное представление о результатах, приобретенных во все умножающихся исследовательских работах по рассматриваемой теме. Тогда, когда я начал заниматься ею, один опытнейший Франц Кюмон. Мистерии Митры археолог отговаривал меня от того, чтоб я приступал к такому непризнательному исследованию. Сейчас я с ублажение могу констатировать возрастающий энтузиазм, который вызывают эти длительное время пребывавшие в забвении монументы.

Я считаю своим долгом поблагодарить тут создателей критичных публикаций, которые оценили с доброжелательностью, за какую я им благодарен, мою работу Франц Кюмон. Мистерии Митры о мистериях Митры, и выразили готовность признать, что данная реконструкция исчезнувшей религии опирается на конкретные интерпретации, сполна обхватывающие источники. В суждениях по такому до сего времени не ясному вопросу безизбежно проявилось некое расхождение во воззрениях, и мои заключения, местами поспешные, могли показаться кому-то неверными в неких Франц Кюмон. Мистерии Митры отношениях. Я почти во всем учитывал эти высказанные сомнения в моем пересмотре данной работы; если я не всегда считал необходимым поменять свое мировоззрение, то не поэтому, что не взвесил возражений моих врагов, но только оттого, что в данной маленький книжке, где всякая обширная дискуссия была бы неприемлимой, я не всегда имел возможность Франц Кюмон. Мистерии Митры оправдать свою точку зрения. Признаю, что несколько рискованно публиковать без ученого и подробного комментария рассуждения, требующие такового рода обоснования, пояснения и умеренности, но, надеюсь, что читатель не очень остро ощутит этот недочет, неминуемый при всяком синтезе.

Все же должен указать на один значимый вопрос, по которому в Франц Кюмон. Мистерии Митры текущее время я склонен поменять свое мировоззрение. Я признавал, что астрономические истолкования священных изображений представляли собой только экзотерическую символику, разъясняемую массе верующих, в то время как высшим посвященным раскрывались персидские учения о происхождении и конце человека. В данное время я более склонен считать оборотное: маздеистские либо анатолийские легенды Франц Кюмон. Мистерии Митры, возможно, являлись теми верованиями, которые служили едой доверчивой душе народа, тогда как ученые теории «халдеев» составляли теологию более просвещенных мозгов. Так, например, они, видимо, поменяли в мистериях традицию, согласно которой умершие верующие уносились, подобно Митре, на колеснице Солнца над Океаном. Но более научная эсхатология добивалась признания того, что души Франц Кюмон. Мистерии Митры подымалиь на небеса через планетарные сферы, — т. е. чисто астрологической доктрины. По сути, нам всегда будет тяжело осознать, каким образом жрецам удавалось согласовать две религиозные системы, в реальности несопоставимые. Мы, пытаясь без веры просочиться в потаенны святилища, всегда будем сталкиваться с такими трудностями, которые не останавливали адептов былых времен.

Брюссель Франц Кюмон. Мистерии Митры, январь 1913 г.

Франц Кюмон. Мистерии Митры. СПб.: Евразия, 2000.

© Евразия, 2000.

ГЛАВА 1-ая

ИСТОКИ

В ту неизвестную эру, когда праотцы персов еще составляли одно целое с праотцами индусов, они уже поклонялись Митре. Гимны Вед точно так же прославляют его имя, как и гимны Авесты, и, невзирая на все различие 2-ух теологических систем, отраженных в этих Франц Кюмон. Мистерии Митры книжках, ведийский Митра и иранский Митра сохраняют в их настолько не мало общих черт, что никто не усомнился бы в общности их происхождения. И та, и другая религия лицезреют в нем божество света, почитаемое вместе с небом, которое с одной стороны носит имя Варуны, с другой — Ахуры; в нравственном плане Франц Кюмон. Мистерии Митры обе они признают его хранителем правды и соглашений, антагонистом ереси и заблуждения. Но священная поэзия Индии сохранила о нем только полустертое воспоминание. Ему конкретно посвящен только достаточно невыразительный отрывок. По большей части его имя появляется случаем, в сопоставлениях, которые выступают свидетельством его былого величия. Все же Франц Кюмон. Мистерии Митры, хотя его вид в санскритской литературе не настолько ярко очерчен, как в зендских писаниях, эта расплывчатость черт не способна скрыть изначальной целостности его вида.

Согласно одной из последних теорий, этот бог, которого не знают европейские народы, даже не принадлежал к старому пантеону ариев. Пара Митра-Варуна и пятеро других Франц Кюмон. Мистерии Митры Адитьев, воспетые Ведами, также как и Митра-Ахура и Амеша Спенты, которые, согласно авестийским верованиям, окружают Творца, представляли собой ни что другое как солнце, луну и планетки, культ которых был взят индо-иранцами «у примыкающего народа, превосходившего их в собственных заниях о звездном небе» — другими словами, по всей видимости, у Франц Кюмон. Мистерии Митры аккадцев либо семитских народов, населявших Вавилонию. Но эту смелую догадку, возможно, опровергает одно существенное открытие. Клинописные документы из Каппадокии демонстрируют, что индоиранские боги Митра, Варуна, Индра и Насатья к XIV веку до н. э. уже почитались примыкающим с хеттами народом, митанийцами, обосновавшимися, непременно, на севере Месопотамии. Итак, мы лицезреем Франц Кюмон. Мистерии Митры, что арии, с момента их первого возникновения на сцене истории, уже поклонялись Митре, и можем утверждать, что захватившие Иран племена постоянно продолжали отправлять этот культ с начала собственного политического усиления и прямо до воззвания в ислам.

В Авесте Митра стает божеством небесного света. Он возникает перед восходом солнца Франц Кюмон. Мистерии Митры на скалистых верхушках гор; в течение денька он пересекает место небесного свода на собственной колеснице, запряженной четверкой белоснежных жеребцов, и, когда наступает ночь, он все еще озаряет поверхность земли мерцающим бликом, — «вечно бодрствующий, вечно бдительный». Он — ни солнце, ни луна, ни звезды, но своими «тысячью ушей и 10 тыщами глаз» он Франц Кюмон. Мистерии Митры смотрит за всем на свете. Митра все слышит, все лицезреет, он всеведущ и неподвластен обману. В моральном отношении благодаря естественной трансформации он сделался божеством правды и верности, которого призывают во время клятвы и который скрепляет контракт и наказывает нарушивших свое слово.

Свет, разгоняющий тьму, возвращает на землю удовлетворенность Франц Кюмон. Мистерии Митры и жизнь; проваждающее его тепло оплодотворяет природу. Митра — «хозяин широких пастбищ», которые он делает злачными. «Он подает приумножение, он подает обилие, он подает стада, он подает потомство и жизнь». Он разливает воды и принуждает произрасти растения; тому, кто почитает его, он приносит телесное здоровье, полноту богатства и даровитое благом потомство. Ведь Франц Кюмон. Мистерии Митры он не только лишь податель вещественных благ, да и духовных плюсов. Он благодетельный друг, совместно с благоденствием дарующий духовный покой, мудрость и славу и утверждающий согласие меж своими верными. Дэвы, населяющие тьму, вместе с бесплодием и страданиями распространяют по земле все пороки и все нечистое. Митра, «бодрствующий неусыпно, защищает творение Франц Кюмон. Мистерии Митры Мазды» от их козней. Он без утомились борется с духами зла, и дурные люди, которые им служат, на для себя испытывают жуткие последствия его гнева. С высот собственной небесной обители он зорко смотрит за своими противниками; владеющий всем орудием, он обрушивается на их, рассеивает их и побивает. Он опустошает Франц Кюмон. Мистерии Митры и разоряет дома грешных людей, он уничтожает племена и народы, ему агрессивные. Напротив, для тех, кто ему верен, он является могучим союзником в их военных предприятиях. Удары их противников «не добиваются цели, так как разъяренный Митра отражает их», и он обеспечивает победу тем, кто, «свято приявшие наставление во Франц Кюмон. Мистерии Митры Благе, благоговейно почитают его и приносят ему жертвенные возлияния».

Этот образ бога, покровительствующего войскам, который начинает преобладать в Митре с эры Ахеменидов, сложился, вероятнее всего, в те смутные времена, когда иранские племена еще вели войны меж собой; но он является только развитием более старого представления о борьбе меж деньком Франц Кюмон. Мистерии Митры и ночкой. В целом представленный в Авесте образ древнеарийского божества, как мы уже гласили, близко припоминает то изображение, которое в наименее определенных чертах отрисовывают нам Веды; и, как следует, маздеизм никак не изменил свою первоначальную базу.

Все же, если зендские гимны еще позволяют проследить настоящую природу этого старого Франц Кюмон. Мистерии Митры светоносного божества, то система зороастризма в процессе усвоения его культа приметно понизила его значение. Для того, чтоб быть включенным в авестийский пантеон, он был должен подчиниться его законам. Теология подняла Ахура Мазду на верхушку небесной иерархии, и с той поры не могла боле признавать никого ему равным. Митра Франц Кюмон. Мистерии Митры не вошел даже в число 6 Амеша Спента, помогающих верховному богу управлять вселенной. Вкупе с большинством старых природных божеств он был причислен к сонму низших божеств —язатов, сотворенных Маздой. Митра был поставлен в связь с некими обожествленными персонифицированными силами, которым персы привыкли поклоняться. В качестве заступника воинов он получил для себя Франц Кюмон. Мистерии Митры в сподвижники Веретрагну, олицетворяющего Победу; как хранитель правды — оказался связан с благочестивым Сраошей, Повиновением божественному закону, с Рашну, Справедливостью, и с Арштат, персонификацией Чести и Правдивости. Как божество, ведающее благосостоянием, он призывается совместно с Аши-Ванухи, Богатством, и с Паренди, Обилием. Сопровождаемый Сраошей и Рашну, он защищает душу праведного Франц Кюмон. Мистерии Митры от бесов, которые стремятся низвергнуть ее в преисподнюю, и вершит трибунал, чтоб позволить ей перейти страшный мост Чинват и подняться на небеса. Это верование иранцев породило представление об осуществляемом Митрой искуплении, которое мы найдем потом в развитой форме на Западе.

В то же время его культ подчиняется серьезному церемониалу, соответственному Франц Кюмон. Мистерии Митры маздеистскому богослужению. Ему следует приносить в жертву «мелкий скот, и большой скот, и пернатых».Этим жертвоприношениям должны предшествовать либо они должны сопровождаться обыкновенными возлияниями сока Хаомы и произнесением ритуальных молитв с пучком прутков (барсман) в руке. Но до этого, чем получить позволение приблизиться к алтарю, верующий должен Франц Кюмон. Мистерии Митры очистить себя неоднократным омовением и бичеваниями. Эти строгие предписания напоминают ритуал освящения и телесные тесты, которым подвергались участники римских мистерий перед посвящением.

Таким макаром, Митра был введен в теологическую систему зороастризма, ему было определено соответственное место в божественной иерархии, с ним стали связывать спутников, отличающихся большей ортодоксальностью, и ему Франц Кюмон. Мистерии Митры отчаливал культ, аналогичный культам других божеств. Но его мощная особенность только с трудом подчинялась налагаемым на нее узеньким ограничениям, и в священном тексте мы находим черты более старого представления, согласно которому он занимал в иранском пантеоне еще более высочайшее положение. К нему нередко взывают вместе с Ахурой в одном и том Франц Кюмон. Мистерии Митры же молении: оба бога образуют пару, так как небесный свет и светлое небо неделимы по собственной природе. В другом месте, когда говорится, что Ахура сделал Митру, как и все в мире, то упоминается, что он сделал его настолько же величавым, каковым был сам. Митра, очевидно, — язата, но он самый сильный Франц Кюмон. Мистерии Митры, самый прославленный из язатов. «Ахура-Мазда поставил его хранить весь движимый мир и неусыпно его оберегать». Конкретно при помощи этого всегда победоносного вояки Высшая Суть уничтожает бесов и принуждает трепетать даже самого Духа зла Ахримана.

Сравним эти тексты со известным отрывком из Плутарха, где он излагает дуалистическую Франц Кюмон. Мистерии Митры доктрину персов: Оромазд пребывает в нескончаемом свете «столь же высоко над солнцем, как солнце удалено от земли», Ахриман царствует в ночи нижнего мира, а Митра занимает меж ними промежную позицию. Сначала «Бундахиш» представлено стопроцентно схожее учение, только заместо Митры меж Ормуздом и Ахриманом помещен Ветер (Вайю). Несоответствие только терминологическое Франц Кюмон. Мистерии Митры, так как, согласно представлениям иранцев, ветер неразрывно связан со светом и, как считается, поддерживает последний. Так, верховное божество восседает в эмпирее под звездами, где царствует нескончаемый покой; под ним находится инициативный бог, его посланник, возглавляющий небесные воинства в их неизменной борьбе с Духом тьмы, который из глубин преисподней отправляет на Франц Кюмон. Мистерии Митры землю собственных дэвов, — таково религиозное учение, еще более обычное, чем учение зороастризма, каковое, по-видимому, и было в целом всераспространено посреди подданных Ахеменидов.

То, что за Митрой в религии старых персов признавалась выдающаяся роль, подтверждается массой свидетельств. В надписях Артаксерксов рядом с призывами к Ахура Мазде содержатся и призывы к Франц Кюмон. Мистерии Митры Митре, в сопровождении воззвания только к очередной богине — Анахите.Величавые Царствуй, непременно, особо почитали его и считали своим личным покровителем. Конкретно его они призывали очевидцем собственному слову, конкретно к нему обращались в момент вступления в битву. Непременно, его считали приносящим победу монархам: признавалось, что он низводит на Франц Кюмон. Мистерии Митры их тот магический свет, — Хварно, — который, по маздеистским поверьям, является достоянием царей, освящает их власть и служит залогом неизменного фуррора.

Знать следовала примеру сударя. Существенное число теонимов, составленных с внедрением имени Митры, которые носила знать с глубочайшей древности, служит доказательством тому, что в данной среде этот бог был объектом всеобщего поклонения Франц Кюмон. Мистерии Митры.

Митра занимал принципиальное место в официальном культе. В календаре ему был посвящен седьмой месяц и, очевидно, также шестнадцатый денек каждого месяца.Во время посвященного ему празднества, если веровать Ктесию, правитель имел льготу совершать в его честь обильные жертвенные возлияния и исполнять священные танцы. Непременно, этот праздничек Франц Кюмон. Мистерии Митры числился подходящим для праздничного жертвоприношения и пышноватых церемоний. Митраканыбыли известны по всей внутренней Азии и, став потом праздничком Михраган, прямо до сегодняшних времен должны были управляться в мусульманской Персии сначала зимы. Слава Митры простиралась до самых берегов Эгейского моря: это единственный иранский бог, имя которого воспользовалось известностью в Старой Греции, — данный факт Франц Кюмон. Мистерии Митры сам по для себя мог бы служить свидетельством тому, как очень он почитался народами большой соседствующей с ней империи.

Религиозный культ, отправляемый монархом и всей знатью, помогавшей ему править большой территорией его владений, не мог остаться в границах только нескольких провинций его страны. Нам понятно, что Артаксеркс Ох строил Франц Кюмон. Мистерии Митры скульптуры богини Анахиты в разных столицах, — как в Вавилоне, Дамаске и Сардах, так и в Сузах, в Экбатанах и в Персеполе. В особенности Вавилон, где помещалась зимняя резиденция государей, населяло бессчетное официальное духовенство — «маги», имевшие приемущество над местными жрецами. Официально предоставленные им прерогативы не были ориентированы Франц Кюмон. Мистерии Митры на то, чтоб предохранить их от воздействия сильной жреческой касты, существовавшей рядом с ними. Утонченная и периодическая теология халдеев наложилась на ранешний маздеизм, который представлял собой, быстрее, совокупа обычных представлений, ежели свод отлично разработанных учений. Мифологии обеих религий равномерно оказались сближены, их божества отождествлены, и семитская астролатрия — развращенный плод давних Франц Кюмон. Мистерии Митры научных наблюдений, — возобладала над натуралистическими представлениями иранцев. Ахура Мазда был сопоставлен с Белоснежном, царящим на небесах, Анахита ассимилировалась с Иштар, правящей на планетке Венера, а Митра сделался Солнцем, богом Шамашем. Последний, как и Митра в Персии, являлся в Вавилонии богом справедливости, так же, как и Митра, возникал на востоке Франц Кюмон. Мистерии Митры, на верхушках гор, и совершал раз в день собственный на зияющей колеснице, так же, как и тот, в конце концов, приносил победу воякам и числился заступником царей. Трансформации, которые персидские верования перетерпели под воздействием семитских учений, были настолько глубокими, что уже много веков спустя, в Риме, подлинной родиной Митры Франц Кюмон. Мистерии Митры признавали часто берега Евфрата. Согласно Птолемею, этот могучий солнечный бог почитался во всех областях, простиравшихся от Инда до Ассирии.

Вавилон был только шагом на пути распространения маздеизма. Еще в глубочайшей древности колдуны через Месопотамию достигнули сердца Малой Азии. Уже при первых царях династии Ахеменидов они, по-видимому, массово расселились Франц Кюмон. Мистерии Митры в Армении, местная религия которой равномерно оказалась вытеснена вводимым ими вероучением, и в Каппадокии, где возжигаемые ими огни еще пылали во огромном количестве во времена Страбона. В очень отдаленную эру они продвинулись до самого Понта, до Галатии и Фригии. Даже в Лидии при Антонинах их потомки распевали еще гимны Франц Кюмон. Мистерии Митры на варварском языке в святилище, строительство которого приписывалось Киру. Эти общины, по последней мере, в Каппадокии, сохранились, должно быть, и после победы христианства и просуществовали до V в. н. э., заботливо передавая из поколения в поколение свои обычаи, характеры и культ.

Броско то, что этих колонистов называли «магузеями», — что Франц Кюмон. Мистерии Митры является четкой греческой транскрипцией семитского наименования с окончанием во множественном числе. Их литературным языком и, может быть, языком богослужения был не персидский, но арамейский, который уже при Ахеменидах сделался языком дипломатичных и торговых отношений во всех странах к западу от Тигра. Ничто не может послужить наилучшим свидетельством тому Франц Кюмон. Мистерии Митры, как глубочайшим оказалось воздействие «халдеев» на этот анатолийский маздеизм.

Казалось бы, падение империи Дария должно было негативно сказаться на этих рассеянных в дальних краях колониях, которые с этого момента оказались оторванными от собственной родины. В реальности случилось, быстрее, оборотное, — колдуны отыскали в диадохах чуть не настолько же рачительных покровителей, каковыми Франц Кюмон. Мистерии Митры были для их Величавый правитель и его приближенные. После распада империи Александра можно созидать, как в Понте, в Каппадокии, в Армении и в Коммагене инсталлируются династии, с охотой возводившие свои генеалогии к Ахеменидам. Независимо от того, вправду ли эти семейства являлись иранскими либо нет, — их предполагаемое происхождение обязывало Франц Кюмон. Мистерии Митры их почитать богов собственных надуманных протцов. В противоположность греческим правителям Пергама либо Антиохии, они воспроизводили античные традиции как в религиозной, так и в политической сфере и облекали себя собственного рода аристократическим достоинством, чтоб во всем прогуляться на старых властителей Азии. Феодальная знать, управлявшая государством, также принадлежала либо претендовала на принадлежность к старой Франц Кюмон. Мистерии Митры цивилизации завоевателей. Главы кланов, по последней мере, в границах Армении сохранявшие в процессе всех преобразований и перемен прямо до Юстиниана наследный титул «сатрапов», гордо соблюдали и древную веру собственных пращуров. Не выказывая никакой враждебности к другим религиозным культам, отправляемым в их государстве, эти правители и сановники из Франц Кюмон. Мистерии Митры их окружения оказывали, все же, особенное покровительство храмам маздеистских божеств. Все они еще отдавали дань поклонения Оромазду (Ахура Мазде), Оманосу, (Воху Мане), Артагнесу (Веретрагне), Анаит (Анахите) и другим богам. Особой их доброжелательностью воспользовался Митра; монархи питали к нему в неком смысле личное размещение, о чем свидетельствует имя Митридат, нередко встречающееся Франц Кюмон. Мистерии Митры во всех династиях. Разумеется, Митра оставался для их, как и для Артаксерксов и Дариев, богом, дарующим победу сударю, выражающим и поддерживающим легитимную власть. Это уважительное отношение к обрядовой практике персов, унаследованной от знаменитых протцов, мысль благочестия, как опоры трона и условия всякого фуррора, ясно выслеживается в высокопарной надписи Франц Кюмон. Мистерии Митры, высеченной на монументальном надгробии, которое Антиох I Эпифан из Коммагены (69-34 гг. до н. э.) повелел воздвигнуть для себя на отроге Тавра, откуда раскрывается вид вдаль на равнину Евфрата. Барельеф изображает правителя в праздничном облачении с высочайшей тиарой на голове, держащим в левой руке скипетр и пожимающим правую руку Митры; чело его Франц Кюмон. Мистерии Митры декорирует ореол с лучами в напоминание о союзе, который он заключил с этим богом. (Рис.1) (Рис.1. Митра и правитель Антиох). Правитель Коммагены, со стороны мамы являвшийся потомком Селевкидов из Сирии и возводивший собственный род по папе к Дарию, отпрыску Гистаспа, сливает воедино память о собственном двойном происхождении Франц Кюмон. Мистерии Митры и ставит в один ряд персидских и эллинских божеств и ритуалы точно так же, как в его роду имя Антиох перемежалось с именованием Митридат.

Схожим же образом, в примыкающих областях правители и иранское духовенство в разной степени подверглись воздействию греческой цивилизации. При Ахеменидах хоть какой люд, проживавший меж Понтом Эвксинским и Франц Кюмон. Мистерии Митры Тавром, благодаря терпимости центральной власти имел возможность сохранять свои местные культы, равно как и собственный язык и свои собственные обычаи. Но во время величавой смуты, вызванной крушением персидской империи, все политические и религиозные барьеры пропали, разнородные расы в один момент обязаны были войти вместе в соприкосновение, и Франц Кюмон. Мистерии Митры, в итоге, внутренняя Азия прошла через шаг синкретизма, аналогичный тому, который мы можем более ясно следить в Римской империи. Сближение всех теологий Востока и всех греческих философских систем породило самые внезапные сочетания, и соперничество меж этими различными учениями сделалось очень активным. Многие из колдунов, расселившихся по местности от Армении до Франц Кюмон. Мистерии Митры Фригии и Лидии, очевидно, откинули в то время всякую былую сдержанность, занялись оживленной пропагандой, и, так же, как и евреям в ту эру, им удалось соединить вокруг себя некое количество прозелитов. Позже, преследуемые христианскими императорами, они, так же, как и знатоки Талмуда, были обязаны вернуться к собственной былой односторонности, замыкаясь Франц Кюмон. Мистерии Митры во все более неприступном ригоризме.

Непременно, конкретно в период нравственного и религиозного брожения, вызванного македонскими завоеваниями, митраизм обрел более либо наименее определенную форму. К времени собственного распространения в Римской империи он уже полностью сформировался. Его догматическая система, равно как и традиции богослужения, должны были иметь уже полностью Франц Кюмон. Мистерии Митры закоренелый вид с самого начала его проникания сюда. К огорчению, мы не можем точно установить в каком регионе и в какой момент маздеизм заполучил те черты, которые отличают его в Италии. Наше полное незнание относительно религиозных движений, сотрясавших Восток в эру Александра, практически полное отсутствие прямых свидетельств по истории Франц Кюмон. Мистерии Митры иранских сект в протяжении первых 3-х веков до нашей эпохи служит главным препятствием к получению верного представления о развитии парсизма. Мы можем только испытать выделить главные причины, вызвавшие трансформацию культа малоазийских колдунов, и попробовать показать, как разные воздействия в различных регионах по-своему изменяли его нрав.

В Армении маздеизм соеденился с Франц Кюмон. Мистерии Митры местными государственными верованиями и с некими семитскими элементами, пришедшими из Сирии. Митра оставался одним из основных божеств в этой синкретической теологии, сложившейся под таким тройным воздействием. Как и на Западе, одни лицезрели в нем божеств огня, другие идентифицировали его с Солнцем, и с его именованием связывались Франц Кюмон. Мистерии Митры иноземные легенды. Ведали, что он родился от инцестуальной связи Ахура Мазды со собственной своей мамой либо даже, что его породила на свет обычная смертная дама. Мы не возьмемся настаивать на этих отдельных мифологемах, так же, как и на других, подобных им. Особенная смесь никак не связанных меж собою доктрин, каковую Франц Кюмон. Мистерии Митры представляет собой религия армян, по всей видимости, не имеет никакого дела к митраизму, не считая частичной общности их происхождения.

В остальной части Малой Азии конфигурации, произошедшие в маздеизме, были еще наименее глубокими, чем в Армении. Никогда не переставала ощущаться вражда меж местными культами и той религией, адептам которой было Франц Кюмон. Мистерии Митры угодно строить себя к иранским корням. То незапятнанное учение, носителями которого являлись огнепоклонники, навряд ли могло быть совмещено с оргиями, справляемыми в честь возлюбленного Кибелы. Тем не мене, в течение длительных веков, которые маги-пришельцы прожили в мире посреди автохтонных племен, некое сближение религиозных учений 2-ух народов, очевидно, должно было Франц Кюмон. Мистерии Митры произойти. В Понте Митра изображается на жеребце, как Мен, лунный бог, почитавшийся на всем полуострове. В другом месте его облекают в анаксириды (anaxyrides — штаны) с широким вырезом, напоминающие об увечье Аттиса.[45] В Лидии пара Митра-Анахита перевоплотился в Сабазия-Анаит[46]. Других местных богов комфортно было отождествить с могучим язатом. По Франц Кюмон. Мистерии Митры-видимому, жрецы этих малокультурных краев были обязаны приводить свои народные божества в соответствие с теми богами, которым поклонялись правители и знать; но мы очень не много знаем о религиях тех областей, чтоб иметь возможность установить, что дали они парсизму и что от него заимствовали. Потому мы Франц Кюмон. Мистерии Митры только констатируем факт обоюдного их воздействия, не берясь измерить его глубины. Это воздействие, сколь поверхностным ни вожделели бы его представить[47], непременно, подготовило почву для того тесноватого союза меж мистериями Митры и Величавой Мамы богов, который был должен потом осуществиться на Западе.


frazeologizmi-i-ih-proishozhdenie.html
frazeologizmi-russkogo-yazika-kursovaya-rabota.html
frazeologizmi-v-rechi-sovremennogo-starsheklassnika-kursovaya-rabota.html